Language:

  • Հայերեն
  • Русский
  • English

Страницы истории

МУЗЫКА НЕСМОЛЬКАЕМОГО СВИСТА ПУЛЬ

Арцах Буниатян – герой врач-хирург Арцахской войны, во время войны на полевых госпиталях спасал много жизней, лечил раненых в бою военных и гражданских… Кроме этого, он принимал роды… Но этим не кончается список его дел.

ЗВОНЫ БАШ-АПАРАНА

Аветик Исаакян – Я вижу Араратскую страну, вижу армянский народ сильным, ярким, могущим, он создает, сражается, живет…

ДОМ С ЗЕЛЁНЫМИ ВОРОТАМИ

Твоя кровь застыла, память молчала. Ты был обычным ереванцем, как и все твои сверстники, Ереван был твоей колыбелью, твоим домом. Ты не унаследовал от деда его скитания. Твой дед потерял родину, которая была его частью этой большой родины. “Наш дом, дитя моё, остался в Баязете”.

ОСВОБОЖДЕНИЕ КАРВАЧАРА И ОМАРА

25 лет тому назад весной 1993-го года по тщательно и грамотно разработанному плану армянские вооружённые силы начали наступление в направлениии, точнее по трём направлениям, превращённого в азербайджанское логово Кельбаджара.

ДРЕВНЯЯ АРМЯНСКАЯ ВОЕННАЯ МЫСЛЬ ОТ РОДОНАЧАЛЬНИКА АЙКА ДО ВАРТАНА МАМИКОНЯНА

8-го февраля армянская церковь отметила праздник, который связан с самой славной страницей нашей истории, когда во имя политической и духовной свободы, во имя веры и национального самосохранения против зла вышли все: солдат, священник, князь и простой строитель. Своей борьбой они отвергли религию, которая спустя всего двести лет была отвергнута и в самой Персии, поскольку не выдержала натиска ислама.

ТУРЕЦКИЙ ДЕЯТЕЛЬ ПРИЗНАЁТСЯ...

Американские армяне знали, что они одержали большую победу в деле признания Геноцида армян, когда Техас стал 46-ым штатом, признавшим Геноцид армян. Однако они не сознавали, что признание геноцида Техасом окажет сокрушающее действие на лоббистские усилия турецкой общины этого штата.

СВИДЕТЕЛЬСТВО ОСВОБОЖДЕНИЯ ШУШИ

16 мая 2015 года. Генерал-майор Аркадий Тер-Татевосян, крепко сжимая в руке ручку коричневой офицерской сумки, поднимается по ступенькам военного музея “Мать-Армения” министерства обороны. Он идёт, чтобы оставить на хранение в музее карту военной операции в районе Шуши. “Карта не должна оставаться у меня, она собственность народа”.